Про кольку саньку муксунов и справедливую россию

Рассказы и истории связанные с рыбалкой

Про кольку саньку муксунов и справедливую россию

Сообщение babanin59 » 18 апр 2010, 11:31

Про Кольку, Саньку, Муксунов и Справедливую Россию
Леонид Бабанин
Про Кольку, Саньку, муксунов и Справедливую Россию

Зима мороз. Обской север. Санька, главный механик местной электростанции запахнув, в добротную дублёнку литровую бутылку водки, широким шагом направился к своему дружку Кольке.
Колька же, в отличии от своего дружка, не был по жизни технарём. А состоял в этом городишке в музыкальной школе преподавателем, по классу фортепиано.
Обьеденяли их не эти социальные противоречия. Обьеденял их север, родной городишко, в котором они родились и выросли, - а самое главное природа, без общения с которой они не могли жить.
Рыбалка и охота - вот главные определители их жизненых горизонтов. Оба они не ездоки на юг, на моря. Жёны, их дети, сами по себе ездили туда, с благословении их покорных мужей, которые тут же хватались за долгожданную свободу и всецело хватались за долгожданную свободу и всецело отдавались рыбалке и охоте.
Вот вам северный пейзаж или натюрморт, как вы хотите:
Излучина реки Северная Сосьва. Лодка у песочка, тихо плюхает боротом о её тёмную воду. Вечно суетящиеся в небе чайки. Орлы гордо парящие в небе, в погоне за вкусной добычей. Высокий сухой бережок, костёр, таган над ним. Импровизированный стол, сооружённый из рыбацких ящиков. Над костром котёл. Вот только глянув в него, душа ваша замрёт, от искушения, после того когда ваши глаза увидят наваристый суп из диких уток. Копчики которых выглядывают из под толстой плёнки плавающего утиного жира. Согласитесь! Даже стоящая на столике литровая бутылка водки- это не выпивка, всего лишь навсего добавка к единению с природой, утиному супу. Рыбацкому разносолу.
Поверте ! Сердце какого романтика не дрогнет от красоты и величия северных красот!
Одних только рыб Обь дарит нам около двадцати пяти видов , Северная Сосьва минимум пятнадцать.
Колька живо суетился вокруг костра, доделывая последние штрихи к северному столу. Вот тарелка с щекуровой икрой. Жирные куски малосолёного того же щёкура, сладкий лук, чеснок. Поспевший котёл с утиным супом.
Но,...в глазах друзей промелькнула тревога. Урча к берегу пристала ещё одна лодка.
Кого ещё не хватало, в этот торжественный в предвкушении трапезы момент?
Вытянув шею Санька вглядывался в непрошеных гостей. И определив кто, тихо сказал:
Охотназор, Колька, опять шмонать будут!
Посеревшим от разочарования лицом, Колька буркнул:
И пусть шмонают, у нас всё в порядке.
Четверо охотнадзоровцев с кокардами во лбу, о чём то громко смеясь поднимались по крутому высокому берегу к кострищу друзей. Ещё пара секунд и вот они.
Охотнадзор! Заикаясь представился один из них. Ваши документы!
Вот, не глядя на них протянул им их Колька .
Примерно так же сделал и Санька.
Охотинспектора знали, что документы на право охоты у них есть, надежда была на то что, найти компромат, превышение нормы отстрела, или запрещёная краснокнижная дичь, или сова какая нибудь, подстреленная по пьянке.
Мордастый с висящими щеками охот инспектор как бы по дружески спросил:
Ну как порезвились на зорьке?? А что уток варим, а не лебедя??
Глядя мимо него куда то вдаль, Колька буркнул:
Норму отстреляли и всё!
Один из стражей порядка, уже деловито сличал номера ружей с номерами вписанных в охот билеты, другой, видно самый старший, худой как смерть, распорядился:
Ну как, кусты посмотрите!
И чавкая сапогами, по мокрой земле, в надежде найти хоть какой то запрет, стали шмонать и таловые кусты.
Рыба где? Кивнул на тарелку подсоленной щекуровой икры, с проступающей в ней чёрными точками крапинками чёрного перца.
В лодке, уже играя желваками ответил Санька. У нас сеть не превышает пятидести метров. И норму вылова мы не превысили.
Выйдя из кустов не солоно хлебавши тот, с отвисшими от жира щеками, охотинспектор недовольно буркнул:
Попрятали всё к чёртовой матери! Попробуй найди! И обернувшись ко всем своим предложил:
Домой поехали! И как царские опричники, блюстители закона развернувшись к реке пошли восвояси.
Возьмите, сурово сказал старший, протянув документы владельцам. И шагнул вслед своим коллегам. Голяшка его сапога задела, висящий на костре котёл, тот мгновенно перевернулся, упал на огонь.. пших...! Зашипел утиный жир на углях....!
Не беда... буркнул с усмешкой охотовед, новый сварите! и скрылся, догоняя своих.
Настроения как небывало. Расхотелось есть, пить, разговаривать.
Что домой? Робко предложил Колька.
Угу, мотнул головой Санька. И отменив вечерню зорьку, друзья стали собирать охотничий скарб. Из кустов неожиданно вышел, тот, с отвисшими щеками, и радостно схватив с куста забытую шапку, побежал назад, но приостановившись сказал:
Эх, уехали б мы ,с каким удовольствием вы б её расстреляли!!
Да нет, возразил ему, Колька, стрелять б мы в неё б не стали....
А что сделали.. б. в любопытстве замер охотовед.
А мы в неё насрали!
Подпрыгнув в злобе на месте в бессилии страж порядка побежал назад. Напялив свою шапку низко на лоб.
В след за ним , чуть погодя, поехали домой и охотники.
Отворачиваясь от морозного ветра , вспомнив историю, невольно у идущего Аньки вырвалось:
Сволочи!
Не отбить, не отбить ни чем у истинного северянина желание рыбачить и охотиться.
Словно завороженным ждать весной первых гусей, уток. Костры на рыбацких плёсах. А мысли, беседы на Обских северных просторах.. там говорится, мечтается только о высшем, о самом истинном.
Ну вот и Колькин гараж. Он гордился им, это был не гараж, а пристанище родственных душ по делам рыбалки и охоты. Добротный гараж, сложенный из пенно блоков под расшивку, иокрашенный в оранжевый цвет. Котелок работающий на газу. Верстак, столик шахматный, да два кресла , отслуживших верой и правдой в основном доме. И списанных по непригодности в гараж.
В углу у воротины, где по прохладней, висел солёный в колодку чуть подвяленный красавец муксун в ожидании своего часа.
Открылась дверь и с клубами морозного воздуха, в гараж вошёл Колька. Ну , смотрел сколько давит сегодня? Смотрел, не выдавая никаких эмоций, ответил Санька.
Ну и...?
Сорок три!
к утру потеплеет. Уверенно ответил Колька. И достав из за пазухи пузырь водки ткнул его на стол.
Ух ты...улыбаясь пошутил Санька..., На улице сорок три, и тут стукнув ногтем по этикетке -срок три!
А почему потеплеет, с неуверенностью спросил его Санька.
Восток подул, значит тучи принесёт, а тучи- это снег. А снег -тепло.
И вопросительно глянув на друга, спросил:
Ну что, Санька....?
Тот с довольным прищуром сделал некоторую паузу, и откинув белый дарнит- кивнув головой ,-вот!
Забыв о муксуне, морозе на улице и литровки водруженной на стол, Санька тут же нагнулся и с восхищением стал разглядывать, изготовленные Колькой , рыболовецкие провязы.
Вот это да..., и балберы даже зашлифовал.
А как же! Хмыкнул Колька, их даже ночью можно будет такие , на моторе вымётывать.
Молодец.... !! Воодушевлённо расхваливал его Санька. С любовью перебирая пальцами, пахнущие ещё краской полотно рыбацких провязов.
Ну, теперь можно и попять капель, сделал предложение Саня. В их дружеском кругу он был, как бы старшим, да и что тут говорить, по профессии технарь, да и в ихнем с Колькой деле во всём играл решающую роль. Пусть то лодка, моторы, другие технические приспособления- всё лежала на нём.
Снимай, ответил на предложение Саньки, Колька, лукаво кивнув на висящего вниз головой уже чуть подвяленного муксуна. Вот тут дело у мужиков и закипело.
Режь, показал Колька Саньке громадный лист типографского картона, и положив сверху нож, с рукояткой сделанной из лосинного рога. А сам надев наголову спортивную шапку, исчез на улице. Оставив после себя лишь клубы морозного воздуха.
Ух какой матёрый, за восхищался Санька, держа в руках двух килограммовую рыбину. Муксун действительно был хорош. Широкий как карась, с жирным горбом у головы, наверняка икрянный. А повялившись пару дней в гараже, стал даже слегка прозрачен. Вид его, истинное чудо природы.
Хорош, сказал сам себе Санька, хотя как то даже жалко было его резать. Но ведь где там Колька,и он наверняка будет торопить. И с сожалением вздохнув, Санька сделал первый разрез разделив тушку муксуна напополам. Белое, просвечивающее от жира мясо, красные бусинки его икры.... От обильного слюно выделения, Санька аж слегка встряхнул головой. Руки тем временем заработали сами. И как итог, муксун красиво порезаный аппетитными кусками, красиво уложенными на блюде, насыщая ароматами пространство гаража, ожидал начала трапезы.
Так..., довольно улыбнулся Санька, взглядом оценив результаты своей работы. Ещё вот, последний штрих взяв в руки огромную, упругую, наверняка сочную и сладкую луковицу. Нож срезал корешок и вершок. И ещё почикав ей поперёк, осыпал кольцами ароматную деликатесную горку рыбы.
Дверь в гараж тем временем отворилась и с чугунком в руках, вошёл Колька.
Муксун без картошки ,-это не рыба! И уютно установил свой чугунок на верстачке.
Вон, бери, Люська моя их на гараж списала. И кивнул на полку в которой стояли хрустальные пятьдесят граммовые рюмки.
Мелочь но приятно, улыбнулся сам себе в душе Колька.
Санька поставил предметы СССР овского хрустального культа на стол, и по самые края налил водку.
Ну вот и вроде всё, добавил к Санькиному штриху Колька, переставив чугунок с картошкой на стол., открыв мастерски крышку, даже не брякнув ей об его края.
Вот это действо!, заулыбались оба друга про себя, от предвкушении трапезы.
Аромат муксуна летавший вокруг, гармонично вписался с ароматом картошки, лука, забыв виновников этого чисто северного действа забыть обо всём, даже на секунду оба друга как бы оцепенели.
Первым шевельнулся Колька, взял в руку рюмку и произнёс:
Давай!
Сглотнув слюну и не отрывая взгляда от муксуновой пирамиды и чугунка с картошкой, Санька взял свою рюмку, чокнулся её с Колькиной и на выдох выпил. Выпил и Колька.
Ну вот...в расплывшийся улыбке произнёс хозяин гаража:, начало есть! И указав другу на кресло сказал:
Садись! Не мельтеши...
Угу.. послушно согласился тот, и уселся в своё кресло.
Специально делая для себя паузу, Санька не давал волю своим рукам. А лаская своё вкусовое воображение, любовался стоящим на столе северным натюрмортом из Муксуна, лука, и отварной картошки. При этом ощущая как приятно ожигая вначале по горлу потом по желудку расходится только что выпитая рюмка водки. Колька то же не брал закуску. Вот наконец Санька протянул руку к чугунку, при этом смачно бросив:
Хороша, собака...! И положив на тарелку пару штук, взял первый кусок рыбы. И началось. Вот вам и торжество души. Зима. Мороз за сорок, колючий ветер. А тут такое....!? Сьев по паре кусочков рыбы, закусив её сочным сладким луком, друзья налили ещё по одной, - выпили. Уже жирные, лоснящиеся на свету руки, опять потянулись к рыбе.
Действительно, муксун на Оби- царь рыба.
Ну что Колька, первым начал разговор Санька, при этом откинувшись на спинку слегка по шарпаного жизнью кресла.
Нынче летом рыбалку на муксуна сделаем по другому.
Ну..? интересом уставился на него Колька.
Хватит сети драть по ночам на большой Оби. Там и от рыбоохраны спрятаться негде.
А куда рванём...? Не выдержав спросил Колька.
Куда...многозначительно промолвил Санька, при этом наполняя третью рюмку... и наконец продолжил:
Поедем в Чехлай, хорошая протока и муксун по ней прёт и рыбоохраны меньше. Плавать там можно всего в полтора провяза, не то что на Оби в три. Что, нам много надо что ли, по три десятка муксунов и во....! При этом для убедительности Санька провёл большим пальцем по своему всегда торчащему на шее кадыку.
Ну давай, поднял рюмку Колька.
Мужики молча выпили, в уверенности что на следующее лето рыбалка удастся . и опять потянулись за рыбой, Санька же, взял осторожно кубик икры, выпоротой из того же муксуна, и смакуя, в прикуску с луком с удовольствием сьел.
Ну вот, продолжил после этого свою мысль он.
У меня есть ящик, аллюминевый, путейцы что бакена на реке расставляют подарили, с крышкой с ручками. Муксунов сорок думаю в него влезет. Ну и ещё одна такая же посудина есть, без крышки правда, но с ручками. Штук двадцать туда то же влезет.
Ну и...опять в нетерпении переспросил Колька, положив свои тонкие тонкие длинные музыкальные пальцы, на свои колени.
Ну и наливай, улыбнулся Санька
И тут же продолжил: Там есть песок, ханты плавали там раньше,, дак вот, прямо на замёте есть проточка в ней можно и спрятаться.
Колька послушно слушал своего друга, между делом тихо налил ещё одну рюмку, и положил в ладонь её, говорящему Саньке. Тот послушно взял её, выпил, протёр губы рукавом и уже не закусывая продолжил дальше.
Берём эти посудины, соль, вёдра..
А вёдра зачем..?!
Э...!! Победно изрёк Санька, не всё ты Коля знаешь,- это тебе не на фортепьяно играть и сделав умный вид , изрёк:
Хитрость,- сестра таланта!
Водочка уже явно давала о себе знать.
Грузим Колька с тобой всё это в лодку, и вёдра то же, и едем!
Доезжаем до этой проточки, ныряем в неё, пристаём, выгружаемся, прячем всё подальше в кусты, и затем с вёдрами подходим в Чехлаю и начинаем брать смородину.
Зачем..? Удивился Колька. А бабы наши чем заниматься летом будут?
И они пусть её берут, вывезем их! Уточнил Санька.
А мы берём смородину и смотрим на реку! Ждём, когда рыбоохрана проедет.
Ну и... опять задался вопросом Колька.
И только они скрываются за поворотом, начинаем лов муксуна! Победно закончил мысль Санька, при этом да же гордо выгнул спину.
И солим их в привезенную тару прямо на пойме, обрадовано воскликнул понявший суть дела, Колька.
Ну да, соображаешь, молодец похвалил его Санька.
Шесть десят штук можно в этой проточке поймать часа за три!
А потом..? нова стал допытываться Колька.
А потом прячем сети в кустах, грузим уже солёную рыбу, сверху ставим вёдра со смородиной и домой.
Колька улыбаясь поднял большой палец вверх, встал и похлопав по плечу и пожал за идею руку, своему другу.
За это надо выпить, предложил он.
Долив остатки из бутылки, крякнув, друзья допили остатки водки. Всему приходит конец, Вот и сейчас, закончилась водка. В тарелке сиротливо остался кусочек рыбки, да полкартохи.
Ну что Колька, хорошо посидели, провязы новые обмыли. Пойду я. Позже на неделе созвонимся. Может на Буранах куда сгоняем, щуку на живунах подавим, а что дома сидеть!?
Конечно сгоняем, согласился с ним Колька. И друзья на прощание пожали дру другу руки.
Санька накинул на себя свою дублёнку опустил уши у шапки и не оглядываясь исчез на улице.
Жизнь коренных северян течёт в в таком своём русле. Несколькоотличается от други регионов и если уже рассуждать, то скажу что если жить на севере и не быть рыбаком охотником-это самому себя сослать на каторгу, по зарабатыванию денег. А тот кто связал на севере свою жизнь с природой у них же всё идёт по другому. Хотя есть и радости и печали, бесшабашность и забота....
Однажды я заехал в гости в с Саранпауль к своему дружку Витьке Вакуеву. Так же зимой....до сих пор, не забуду закуски которые он поставил на стол мне. Ладно северная рыбка, о ней можно говорить вечно. А эксклюзивный компот, если таковым его ещё можно назвать.
Передо мной он поставил большое блюдо в котором основной заводилой была морошка. В которую была добавлена черника с голубикой. Брусника , малина. Вкушать всё это над было столовой ложкой и что вкуснее ягоды или компот сказать трудно. Но вкусно- не передать словами. Теперь вернёмся к заготовкам.
Народ на севере- старательный, сметливый в основном это потомки ссыльных купцов, дворян, а сосланные после революции прозванные за стойкость в жизни кулаки , да вольнодумцы. Заготавливают сдесь в основном для себя, даже продавать излишки в этих краях не принято. Женщины занимаются грибами ягодами- огородами. Палитра консерваций больша. А у мужчин рыба мясо. Да и много ли надо одной семье по северным меркам в зиму. Сотню сырка солёного, муксуна штук тридцать, пару вёдер сельди Сосьвинской. Для баловства чебака подвялить мужу под пивко. Времена года- то же чередуются природными событиями. Весна, первые проталины. Время прилёта водоплавающеей дичи. Вот и копают в поймах реки Обь охотники в снегу ямы, ставят вокруг их фанерные профиля гусиные. На первое мая суп из свежедобытого гуся - для северян престиж. После гуся утка, после икряная щука с особым вкусом сдобреным перцем и чесноком. И вот уже пришло лето. Тут уши надо держать востро- начинается пора рыбьих заготовок. Чебака икряного надо! Первую нельму поймать, конечно надо- это шик. Представте рыбину килограмм на пятнадцать, жирную. Кстате не купишь её ни в каких городских магазинах. Вкушать её можно- лишь Только в гостях у северянина. И не просто у северянина, а у удачливого рыбака охотника. Особых, -редких пород рыба. В июле начинает ловится сельдь Сосьвинская. Ну это рыба на нашей планете явление редкое.. Россияне об этой рыбе практически ничего не знают и наверняка не узнают никогда, по одной лишь причине, что эта рыба на планете водиться лишь только в одной реке Cеверной Сосьве и естественно, даже попробовать на всех её просто не хватит Ещё когда то, царь великий Пётр первый сказал, когда сметливые купцы поднесли ему на пробу её:
Сия рыба, истинно царское явство!
Любил эту рыбку и Сталин и Черчилль. Двадцать пять лет в деревянных пяти литровых бочатах поставляли её из Берёзово в Англию по после военному контракту Лендлиз.
Коммунисты то же полюбили её сразу и она получила иное название_ Кремлёвская селёдка. Вкушать её нравилось и Брежневу и Андропову, ну а те что рангом помельче, ежели успевали с барского стола схватить её- немедленно сьедали. Скажу вам честно- особого вкуса рыбка, вроде и мала всего с ладошку, но ешь и не наешься. А если и наешься, то часа два и опять хочется. Вроде её и солят, но привкус у неё всё равно сладкий. Сырок вот например не такая знаменитая рыба как селёдка Сосьвинская. Но заявила о себе на севере громко. Солят на севере всю рыбу одним способом Во первых солят не потрошёной , а во вторых засол происходит при минус нулевой температуре в ледниках. Ледник -это яма со льдом в который вморожены деревянные бочки в которых и производят засол. Отсюда и получаем свежее солёный вкус. Сотня сырков с нежным белым мясом, ярко красной крой. И вот с таким комплектом засолок в лютую зиму за столом можно с ностальгией вспоминать о минувшем лете. Ну а в августе, северяне ловят муксуна. О нём говорить много не надо. Чуть выше про него я рассказывал. В принципе зря я взялся рассказывать про Обские рыбы- их в реке много, я расскажу о них в отдельной книге, а сейчас давайте вернёмся к неутомимым рыбакам Саньке и Кольке.
Зима пролетела незаметно. Ну, не утерпел первый Колька, не пора, идёт муксун то...!
Не торопись, остепенил по телефону его Санька. Пусть сначала рыбоохрана, милиция сначала на рыбо угодьях нарезвятся, потом наша очередь мелочи пузатой настанет.
А когда тогда, недоумённо спросил Колька.
Санька многозначительно в телефонной трубке сделал паузу, и чуть помолчав сказал:
В воскресенье в понедельник на Оби потише будет.
Всё понял, полушёпотом произнёс Колька. К воскресенью буду готов.
Дни особенно когда тебе уже за сорок летят как секунды, вот и наступило и у рыбаков воскресенье. Наступление которого рыбаки ждали всю зиму, весну, лето. В условленный час, рыбаки сьехались на городской лодочной станции . Молча сосредоточено покряхтывая стаскали рыбацкую амуницию в лодку, мягко ступая по плотикам к которым была привязана лодка. И вот ещё один штрих, и наконец лодка плавно набирая скорость, поскользила по широкому Обскому плёсу. Санька молча держался за руль делая плавные повороты, Колька же копошась в своём вещь мешке, степенно выкладывал на переборку хлеб, подвяленого сырка, лук, троику помидор. Ножом ровно почикал и хлеб и рыбку и овощи и наконец из другого вещь мешка достал запотевшую поллитровку водки. Разлив грамм по сто в эмалированные кружки, Колька отставил бутылку в сторону и подав кружку Саньке выдохнул:
Ну сам знаешь за что!
Знаю помахал в ответ соглашаясь головой Санька и медленно с какой то довольной улыбкой выпил. Вот и всё. Вроде бы как и по русски. Отьезд отметили. Да и дорога быстрей пошла. Вот протока Войтеховская, двадцать минут и лодка выехала на Малу Обь. Чуть наискосок вниз по течению, на противоположном берегу протока Чебачья. Обьехав громадный плав состав, шедший по руслу Оби вверх, лодка делая планый вираж влетела в протоку разгоняя по сторонам утиные выводки, спугивая с талин заспавших Орлов или других хищников, что статью поменьше. Ещё по петляв по извилинам реки лодка выехала на тот самый Чехлай, где и предстояло мужикам наловить рыбу. Прижимаясь к яру, тревожно оглядывая прямой плёс, рыбаки крались на лодке к той самой проточке, за поворотом о которой говорили ещё зимой.
За поворотом, пояснил Санька,
Понял.. кивнул головой Колька.
Лодка плавно делала поворот, вместе с крутым поворотом речки.
Неожиданно прямо по курсу,. появился силуэт другой шлюпки. Сердце у обоих рыбаков ёкнуло, дыхание остановилось.
Рыбоохрана! Тикало в висках. В приближающейся шлюпке зашевелились, ещё пара сотня метров и... :
Тьфу! Сплюнул за борт Колька, Фёдор Дементьич и Маркуша !
Те же узнав своих обрадовались и замахали руками.
Санька сбросил обороты двигателя и пошёл на разворот. Фёдор Дементьич и Маркуша, оба крепких дедка прошли вторую мировую войну, оба проработали на авиапредприятии. И оба были радисты.
Привет....!
Привет, откликнулись обрадованные дедки, крепка держа в ладошках руки земляков, соседей.
Что то ты Маркуша никак поддатый? Обратился к нему с вопросом Колька.
Да как не поддашь, вступился за него Дементьич, обидели нас.
Кто обидел, со злой искоркой в глазах, спросил его Санька.
Как кто, трактористы! Брякнул Маркуша.
Какие трактористы, подозрительно глядя в его глаза, стараясь определить степень его опьянения, спросил Санька.
Это он так ОМОНовцев называет, шёпотом пояснил Дементьич.
Дак что "обули" вас?, Обули Саша, обули!! Как врагов народа. И смахнув со щеки слезу добавил: Как буд то мы на фронте не воевали. И ещё тише, при этом оглянувшись по сторонам, Маркуша вставил ещё одну фразу:
Дементьичу, "тракторист" автомат к животу приставлял.
Рбинспектор то наш был?
Не..улыбаясь сказал, Маркуша, наши нас фронтовиков не трогают
Сволочи! невольно вырвалось опять из уст Саньки. Слово сволочи было единственное ругательное слово, которое он применял лишь в исключительных случаях.
И рыбу и сети забрали! Оглядывая мокрые слани лодки, спросил опять Саня.
Во, а не рыба! Показал вниз по течению кукишом Дементьич. У его бульк в воду, и нет дела, счастливо захихикав пояснил Маркуша.
Как было то, спросил у Дементьича Санька.
Да как, начал свою историю Дементьич.
Там, показал пальцем верх по реке, не доехали вы, есть проточка, Комариная называется. Ну мы с Марком от неё и заметнули провяз, минут тридцать то всего и проплыли. Давай выбирать. И опять испуганными глазами шёпотом:
Один муксун за другим, да по два, по три. Маркуша как всегда договорить не дал и сделал вставку:
Двадцать семь штук!
Вот это да... переглянулись Санька и Колька.
Ну и что вы...?
Ну что, мы завели мотор и в проточку.
Санька усмехнулся и глянул на Кольку:
Как раз в ту в которую мы и едем. Я только не знал что она называется комариная.
Заехали, в проточку в берег ткнулись. Комаров там... едри твою мать...!!! Проведя ладошкой по горлу пояснил Маркуша.
Да молчи ты, цыкнул на него Дементьич. Знаем же , опытные. Рыбу в мешок, два кирпича на низ. Сеть в куль увязали.. повествовал Дементьич.
Последнюю бутылку допили! Опять к недовольству Дементьича, сделал свою коронную втавку Маркуша.
Зная что его не остановить, лишь только окинув его искромётным сердитым взглядом Дементьич повествовал дальше.
Увязали мы всё, чин по комедии..., перекрестились и домой.
Не дав Дементьичу докончить, Маркуша хихикая своим тихим озорным смехом сказал:
Вылетаем из проточки и чуть не врезались в лодку рыбоохраны.. и ещё больше засмеясь, добавил: Хорошо отвернуть успели!
Да лучше б врезались, ты ж за рулём был. Как бы пристыдил товарища Дементьич. Хоть не обидно был бы!
Ну и утонули бы вместе с муксунами, улыбаясь пояснил Саньке Маркуша.
Да, буркнул Санька, утонуть может бы и не утонули. Но шлюпку в гармошку превратили бы. Их лодки то, по крепче ваших!
Ну и что дальше... заинтригованый историей спросил Колька.
Дальше?, дальше они нам машут флагом, опустил от обиды голову Дементьич.
Маркуша с гордостью похвалил друга с той же с какой то, ещё ребячей улыбкой:
Пока они разворачивались и подьезжали "Артерелист" нашь оба мешка в реку и выкинул! И громко засмевшись добавил:
Как "трактористы" и разозлились!
Дементьич в рассказе вновь переживая инцидент говорил:
Как ударили они нас своим носом лодки, видишь борт прорубили!
Действительно в правом борту лодки зияла огромная дыра с вогнутыми внутрь шпангоутами. Шёпотом, но собрав последние эмоциональные силы, Дементьич продолжал: ОМОНовец в шапке вязаной с дырками на глазах и носе, перепрыгнул в нашу лодку, и как забурлил своим сиплым голосом:
Опять не дал договорить Маркуша: Сказал что сейчас заставить нас нырять за рыбой!И засмеявшись ещё громче покрутив пальцем у виска, добавил: Дурак!
Ну...? Как бы кивком головы спросил Санька... что ты ему ответил:
Молокосос, ответил я ему, тебе надо ты и ныряй, твоя мать мне в дочери годиться, а ты без спроса залез в мою лодку!
Он взял автомат, упёр дуло Дементичу в живот, и сказал, если дед ты ещё пикнешь, я тебе живот дулом проткну!
Протыкай, ответил я ему, душу то не проткнёшь.
А рыбинспектор был..?
Был, не переставая улыбаться, взял на себя инициативу повествования Маркуша, добрый такой, кепка на голове у него, написано на ней:
Сильная Россия -Единая Россия, или наоборот. Он успокоил его, говорит:
Рыбу не докажешь, давай административку оформим!
Ну и..?
Оформили, прямо ответил Дементьич.
И что ты в обьяснении написал?
На писал в обьяснении: Спасибо президенту и родине, За орден Красной звезды, За Варшаву, За Россию. Считаю виновным себя лишь только за то, что живу Оби.
Сил говорить больше у него не было.
Да...сволочи они проговорил опять куда то вдаль Санька. Домой то доедите?
Маркуша сощурив хитро глаза, молвил:
Доедем, если бутылку дадите!
Да ты и так датый, улыбнулся Колька, не. езжайте лучше пока ещё трезвые!
Санька подумав чуть, возразил:
Пузырь не дадим, а вот по сто наркомовских налью, доставай:
Колька поставил бутылку, открыл её, налил, давайте за нас, за всех..
С достоинством Дементьич и Маркуша взяли кружки, выпили рукавом, протёрли губы и чуть помедлив протянули руки к закуске.
Выпили и Санька с Колькой.
Подумав ещё чуть, Санька посмотрел, на Дементьича и спросил, точно доедите?
В первый раз что ли, буркнул Дементьич
А мы ещё сети на яме утопили на муксуна, хитроумно улыбнувшись сказал Маркуша.
Ну вы и хитрецы с уважением дедам заулыбался Колька. Не так дак так рыб возьмёте.И уже сделав самому себе комплимент Маркуша сказал:
Что зря на фронте в развед роте служил что ли!
Да. улыбнувшись поддакнул Санька, вижу что не зря!
Короче много не дадим, а вот достал початую бутылку в которой ещё с половину оставалось водки, а то не доедите. И вручил его в руки Дементьичу.
Во! Обрадовался тот, хоть после этих трактористов настроение поднимется.
Ну что в перёд?
Вперёд, поддакнул Колька, и оттолкнул лодку дедов от своей. Мягко заработал движок, Санька включил реверс и шлюпка стала плавно набирать скорость.....сзади две окаменелых силуэта фронтовиков, своим добрым взглядом провожали как на передовую своих сынов. Вот и проточка. Лодка делав по ней несколько разворотов, наконец ткнулась своим носом в берег.
Ну вот, Коля, -это и есть наше место. Коля оттренированный временем, уже стоял на берегу и привязывал лодку к растущей у берега берёзе.
Смородина Коль то же отменяется. Сейчас выгружаемся, сбрую готовим и на замёт. Сбруя- на северном рыбацком слэнге- комплект сетей, которым и ведётся лов рыбы.
Как скажешь, ты начальник ответил Колька. Всё как всегда- лишние, мешающие рыбалке вещи были выгружены на берег. Комплект сетей водрузили на нос лодки. К речному концу на длинную верёвку привязали буёк, десяти литровую канистру.
Ну что Коля с богом?? Ядрёным, полным решимости голосом сказал Санька.
Конечно, ответил не в попад Колька, отвязал от берёзы шлюпку и оттолкнув её от берега сел на своё место. Сильно не подгазовывая Санька выехал из протоки в Чухлай, мысленно прикинул откуда будет замёт сетей и ещё больше сбросив обороты взял курс на намеченную на реке точку. Для не посвящёных скажу . На Оби ловят рыбу следующим методом, который называется- плавать. Сеть, высотой стени около трёх метров и длиной триста метров, подгужается по нижней тетиве свинцовыми подлепками, вымётывается поперёк реки, после чего тонет, садиться на дно и под действием течения плывёт до момента её выборки.
Ну вот, наконец лодка выехала в заданную точку, Санька заглушил мотор и рыбалка началась. В реку полетел буёк, привязанный к сети длинной верёвкой, Колька сел в греби и погрёб к берегу, Санька же стоя на носу за верхнюю тетиву вымётывал провяз в воду. Сажень за саженью и вот последние метры сети ушли в воду. В руках Санькиных осталась лишь только верёвка связывающая бережной конец сетей на дне реки с лодкой.
Ну что, повернувшись лицом к Кольке:
Ловись рыка большая! Колька улыбнулся и добавил:
Маленькая то же!
Всё было тихо и спокойно. Не слышно было звуков проезжающих моторов. Сеть несло по реке ровно, без зацепов, которые иногда портят плав, в момент кода сеть плывущая по дну цепляется за случайную корягу, либо какой подводный выступ. Лодку несло вниз по течению, речной буёк покачиваясь в водоворотах, поблёскивая мокрыми боками на солнце как бы подбадривал рыбаков: У меня всё хорошо, - плыву вместе с сетью.
Санька стоя в лодке держал в руке верёвку с сетью. На секунду повернувшись к другу сказал:
Рыба в сети есть! Слышно по верёвке, бьётся.
Двадцать минут плывём.
Хорошо, кивнул в ответ Санька. Ещё десять минут, и выбираем.
Сильное Обское течение. При её ширине два километра, скорость течения семь километров в час. Тут ухо надо держать востро. Санька продолжал стоя на ногах держать в руках фал, глазам не выпускал из виду плывущий по стремнине буёк, а всей своей душой молил стихию:
Дай доплыть! Дай доплыть. И когда наступил момент, Санька выпрямился, поправил на ногах бродни. Кусок брезента накинул на нос и не оборачиваясь к напарнику сказал . Давай!
Учить Кольку промыслу не надо было. К выборке он уже был готов. Санькины руки, уже выбирали из воды верёвку на нос. Вот и показался из воды первый поплавок.
Ух ты... прям с поплавком из воды торчал муксуний нос. Аккуратно подтянув, Санька ловко перебросил его через остекленение лодки. Дедки не соврали, сеть шла полная рыбы. Выбрав её всю, Санька обернулся:
Сколько Колька насчитал в сети муксуна?
Сорок семь, тут же ответил тот.
Кинув речной буёк в лодку, Санька с носа перелез в салон, завёл мотор и в перёд. Колька же не теряя времени выпутывал их сети муксунов. Откидывая их в отдельную кучку. Сделав в узкой проточке несколько поворотов, лодка ткнулась носом в своё уже привычное место. Санька привязал к Березин лодку, и посмотрев на копающегося в сетях Кольку спросил:
Рыбу то в большой ящик складывать будем??
Конечно, буркнул Колька, соль неси только!
И дело у друзей закипело. Санька водрузил ящик на нос лодки, бегом сбегал и принёс мешок с крупной солью, посыпал слоем ей дно ящика, разравнял её, и глянув на Кольку сказал :
Давай муксуна!
И вот муксунчики, как на конвеере ложились голова к голове ещё дёргаясь в судорогах, ложились на дно ящика. Вот и первый ряд. Колька горстями осыпал их сверху слоем соли, разравнял её и уже новый ряд, поперёк первому, так ряд за рядом и сорок семь муксунов засоленных в крутую солью были готовы.
Вот ещё две и Санька выложил на нос лодки две остроносых стерлядки.
Стерлядь на севере- это наверное нечто иное, как красный вымпел над всеми рыбами. Самый смак- это когда она подаётся на стол в двух видах:
Малосолёная или почищенная от шкурки в свежее мороженом виде почиканая поперёк как колбаска. Скажу вам честно- лакомство необыкновенных вкусов.
Покряхтывая, почти сто килограммовый ящик с муксуном, по кустам отнесли подальше от глаз. Так надёжней, вздохнули оба рыбака про себя, возвращаясь к лодке. На ходу разминая отёкшие от тяжести руки и плечи.
Ну что, буркнул Санька, ещё один плав и домой.
Поехали ! поддакнул ему Колька, отвязывая уже привязанную к берёзе лодку. Фыркнул мотор, щёлкнул реверс и опять курс на замёт.Опять так же как и в первый раз, рыбаки плыли по реке вместе с сетью с тревогой вслушиваясь в округу. Повод для беспокойства был один: Поймает рыбоохрана... или нет.
Ну что, испугано озираясь по сторонам сказал Санька, Пора! И тут же стал выбирать в лодку вначале фал, а затем и сеть. Муксун гроздьями как и в первом плаву выходил из воды запутанный в сети, из глубины. Мужики молча и сосредоточено делали своё дело.
Осётр! Сиплым голосом проговорил Санька. Колька тут же вёслами сделал пару сильных гребков , что б ослабить натяжку сети и вот осётр лениво шевелясь своей тридцати килограммовой тушей, ворочался на дне шлюпки. Выбрав остатки сети сверкая воспаленным от азарта глазами, Санька запустил мотор и сходу подкинув газку помчался в спасительную проточку.
Уф, расслабился он, когда лодка послушно ткнулась носом в спасительный берег. Ну теперь рыбку в реке взяли, теперь надо её сохранить, и без приключений довезти до дому.
Заметно повеселевшим голосом Колька засуетился и спросил:
Ну что осетра пока на верёвку привяжем, пусть поплавает?
Давай привяжем, буркнул изрядно уставший Санька.
Колька отрезал кусок верёвки метров пять, продел один её конец осетру в жабры, как бы зауздал его, на его затылке, увязал узел, и выпустил его в воду. Свободный же конец верёвки привязал к стоящей у воды талины.
Пусть поживёт ещё, радостно улыбнувшись сказал Колька.
Санька тем временем выпутал из сети всех муксунов и выпрямив отёкшую спину сказал:
Тридцать семь штук!
И осётр! Гордо добавил Колька.
И этих три, и Санька выложил на нос ещё три стерлядки.
Давай, замолосоль их на пяти минутку! А я пока ящик для муксуна приготовлю. Пятиминуткой на севере называют рыбу разрезанную на пласт, после чего густо посыпают солью. Как правило солиться она не более пятнадцати минут, после чего соль смывается, а чуть подсолевшая рыба, идёт гурману на стол. Работа закипела. Приученные с детства, парни почти автоматически управлялись со всей рыбацкой нагрузкой и вот не прошло и полчаса, как рыба была промыта, посолена, ящики стояли в тени Ивовых кустов, сеть собрана и увязана в мешковину. Слани лодки были промыты. Ну что Сань, предлагаю улов обмыть!
Давай, согласился Санька. До темнариков ещё время есть.
Чуть потоптавшись, Колька кивнул головой другу и спросил:
Звёздочек то порежем?
Сейчас, порежу, улыбнулся Санька. И парни засуетились в налаживании импровизированного стола.
Звёздочками друзья шутя называли стерлядок. Потому что так их называл Санькин тесть, который от природы сильно картавил особенно на букву Р, и слово стерлядка у него получалось смешно. Вот он и к этой рыбе придумал своё название "звёздочки", видно назвал их так за выступающие на боках рыбы острые шипы, острые, видно что нашёл схожее с остроконечной звездой. Вот и просил он всегда рыбаков:
Звёздочек привезите! Знал, знал тестюшка толк в рыбе!
Вон гляди, с иронией улыбнулся Санька и поставил на стол тарелку с чёрной стерляжьей икрой.
Одна мамкой оказалась!
Ух ты.. восхищённо заулыбался Колька. Вот это закусь!!?? Прям как в лучших домах Лондона,... давай Саня тогда за Лондон и выпьем??
Давай! Согласился Саня. Пусть стоит ещё сто лет. По крайней мере муксуна ловить нам , он не мешает.
Друзья чокнулись кружками и выпили
Да... шептал в полу слух Колька, намазывая на хлеб толстый слой стерляжьей икры.... нельзя ловить осетровых, уголовное дело за них, и закрыв глаза от удовольствия откусил от этого импозантного бутерброда с стерляжьей икрой аппетитный ломоть.
А как на пойме то хорошо дышится!, наконец после молчания проговорил Санька.
Да, согласился Колька глубоко вдохнув в себя полной грудью. Терпкий аромат черёмухи смешивался с более мягким- смородиновым. Водная прохлада смешивалась с тенистой Ивой, опустившей свои ветви низко в воду. И трава. Трава на севере в рост человеческий. Любой, кто хоть на час, попал на север, был впечатлён красотой и суровостью северной природы. Так у парней незаметно протекало время, вот и сумерки. Мужики стаскали в лодку ящики с солёными муксунами, осетру разрезали жабры, промыли его, завернули в брезент, уложили на дно лодки.
Ну что, поехали?
Поехали, кивнул головой Колька. И вот, слегка пофыркивая мотор на малых оборотах вывел лодку на широкий плёс протоки Чехлай.
В принципе доехали без приключений, ночь есть ночь. Всё скрадывает. Нос лодки тихо ткнулся в сторонке от лодочной станции, подальше от любопытных глаз.
Ты давай Коля осетра бери и тащи его в мотоцикл в люльку, а я пока привяжусь. Распорядился Санька. Пока что..., и ящики стаскаем.
Давай согласился Колька, разогнул тут же голяшки Сапогов и вышел из лодки.
Санька нагнулся, поднял со дна осетра, неси, и вручил его в Колькины руки.
Ух хорош, улыбнулся тот приятной ноше, и булькая сапогами об воду, пошёл на берег.
Всё непредвиденное случается внезапно. Вот и сейчас во тьме, чётко прозвучал голос:
Милиция!
Санька вздрогнул,, вся жизненная энергия куда то сразу ушла, на смену её пришла какая то апатия.
Всё! Крах,.. за осетра и почти сотню муксунов- уголовное дело. Но соломенка спасительная есть всегда. Даже в безвыходной ситуации. Сложившуюся ситуацию правильно оценил Колька.
Здравствуйте! Приветливо поздоровался со стражами порядка Колька. И повернувшись в сторону лодки якобы прощаясь сказал:
Ну ладно, спасибо, пока, я дома!
Не дыша, Санька привстал, взял в руки весло, и с силой оттолкнулся им от берега.
Эй куда, спохватился милиционер, стой, стой стрелять буду!
Стреляй, флегматично сказал ему Санька, и запустил движок. Так.., а теперь догоните! И включив реверс растворился в ночи. С западной стороны городишка есть курья, Голчинкой прозвали её местные жители. Голчинка была поросша по краям берегов, вековым кедрачом, от её берегов было недалеко и до дороги. Туда то Санька и направил свою лодку. В темноте мелькали очертания знакомых с детства берегов. Вот горит включенными на ночь прожекторами городская Нефтебаза, так.... Тут надо поосторожней, на слиянии речек выходит песчаный остров Вагульский, ориентируясь в ночи, по противоположному обрывистому берегу, почти вслепую Санька удачно обьехал его, и вьехал в горную Вагулку. Ещё чуть и вот заезд в Голчинку. Который он знает с детства, родился можно сказать. В детстве ватагами пацанов бегали по её отлогим берегам, собирали кедровые шишки, ловили на петли и удочки рыбу. Играли в самую популярную по тем временам игру- войнушку.
Вот сюда! Решил пристать Санька возле темнеющего во тьме лесного массива. Там густо растут десятка полтора два кедрин, где и поставлю ящики, и на мотоцикле потом подьехать можно в плотную. Палец нажал кнопку стоп и лодка мягко ткнулась в спасительный берег.
Неужели ушёл? Тикала в голове, спасительная радость, которая так же быстро перевоплотилась в нарастающую тревогу. В стороне Вагулки гудел мотор и какая то шлюпка судя по звуку мчалась сюда же. Время на раздумья практически не оставалось.
Санька встал, расправил на сапогах голяшки, ящик что поменьше, поставил на борт лодки, придерживая его, вышагнул из лодки на берег. Собрав все силы поднял его на плечо., с силой выдрал ноги из прибрежного ила, и шаг по шагу стал приближаться к спасительному лесу. Дыхание с каждым шагом учащалась превращаясь больше в хрип, ящик же стоящий на горбу - как ножами врезался в кожу. Казалось моментами что она им уже рассечена и в низ по лопаткам в трусы струится кровь. Вот уже пологий подьём. Ещё метров десять и всё. Борясь с желанием остановиться, и сбросить этот злополучный ящик с себя Санька до боли в сознании, мягко шурша, по таёжной земле ногами, всё таки этот участок прошёл. Сбросив с себя ящик у подножия векового кедра, шатаясь от усталости побрёл назад, с тревогой вслушиваясь в ночные звуки. Звук мотора исчез. Наверное ткнулись в берег и слушают где я, мелькнула в глубине души мысль. Отсидеться? То же не вариант, потихоньку, но упру этот самый тяжёлый ящик с сорока семи муксунами. Отдохну только пару минут и обессилено присел облокотившись спиной об корень лежащего рядом с лодкой, на берегу дерева. Пложив олову в развилку корневища прикрыл глаза. В ушах и голове хоть и звенело, но дыхание в груди успокаивалось, в горле и у начала языка чувствовался привкус крови. Видно от перенатуги сосуд там какой то лопнул. И тут же вздрогнув подумал:
Ладно расслабляться, встрепенулся он. Ещё один рывок и рыба и он спасён. А все лишения и тяжести полученые в процессе заезда на рыбалку будут оправданы. Санька встал с бревна , решительно зашёл в лодку и взялся за не подьёмный тяжёлый ящик. Так же как и первый, поставил его на борт, придерживая его вышагнул за борт, и стянув его на край борта, опустил под лодку в воду. Набрав в себя по больше воздуха, за ручку волоком, потащил его в вверх. Так типочками, но ящик с сорока семи муксунами потихоньку двигался в спасительную тишь прибрежного кедрача.
Да...в перерыве подумал он. Волоком волочь это не на себе переть и как следует уперевшись в землю ногами, поволок его дальше.
Ну вот! Облегчёно вздохнул он, вроде и на месте! Ещё сети и всё! Вот Колька как, что с ним? В милицию наверное его увезли. Ладно, будь что будет, шагая обратно к лодке рассуждал Санька. Не расстреляют же!
Тихонько, не булькая ногами об воду, Санька добрёл до лодки, присел на её борт и опять вслушался в ночную тишь.
Где же всё таки та, замолкшая лодка?
И вот наконец разгадка пришла. Звонкий девичий смех, мужской хохот...
Вот оно что, заулыбался про себя Санька. У кого что, а у них гулянка- ночное ревю!
Оттолкнув лодку от берега, запусти мотор и поехал туда, откуда только что едва унёс ноги. Тихонько, Санька на лодочной подрулил к своем плотику, привязал лодку, прибрал в ней всё по местам и заглянув в балок спящего дежурного лодочной станции буркнул
Запиши мою лодку, прибыл! И усталым шагом пошёл к своему мотоциклу. Ну что, поеду до Кольки. Узнаю хоть, где он, что с ним. Милиция наверняка так раздует это дело, мало не покажется.
Колька жил недалеко от лодочной станции и Санькин мотоцикл чуть потарахтев по ночным улицам городишка, остановился у ворот Колькиного гаража. Из щелей полу прикрытых воротин лился наружу яркий электрический свет.
Дома, обрадовано подумал про себя Санька. В потверждении его догадок, воротина открылась и улыбающийся Колька махнул рукой. Заходи. Припарковав к обочине мотоцикл обтопав у входа в гараж свои сапоги, Санька вошёл в гараж.
Во...! Кивнул Колька на стоящий на столе таз с подсоленной осетриной, и трёхлитровой банкой осетровой икры.
Что отпустили.., обрадовано спросил по своей наивности Санька.
Ага, отпустят эти волки, довольно ухмыльнулся опять Колька. Пол осетра забрали и отпустили!
Да ты что....? Удивился Санька. Ну как расскажи.
А что рассказывать продолжил Колька, вижу милиционер, с нашей транспортной милиции- майор. С ним двое гражданских, в бейсболках политической партии "Единая Россия" Ну что , спрашивают обступив меня, протокол писать будем?
А за что, отвечаю я им.
За осетра, говорит тот что в бейсболке Едино Рос.
А вы что рыбоохрана что ли?
Нет, не рыбоохрана, мы в рейде. Проводиться в нашем регионе операция "Путина". В которой мы и отлавливаем таких вот браконьеров как вы! Говорит мне тот что в бейсболке "ЕдиноРос".
А с чего вы взяли что я браконьер?
Скажешь ещё что не знаешь что у тебя на плече лежит?
Знаю, ответил я ему.
Ну а что тогда спрашиваешь!
Ну и что , ответил я ему, может мне его подарили.
Тогда ответь, кто подарил. Наверное знаешь, что Обской осётр в красной книге.
Знаю, улыбаясь ответил я ему. Потом думаю, а что я его на плече держу, рядом доски лежат. Снял я его с плеча и положил его на них. А эти двое которые в бейсболках Единая Россия, знаешь кто такие оказались?
Не...недоумённо шевельнул плечами Санька.
С комитета экологии.
Ну.. понятно почему они ЕдиноРосы- чиновники! Знают где пригреться.
Второй эколог посмотрел на второго и говорит ему:
Что сусолишься, ведём в машину его и оформляем на него протокол! И акт изьятия браконьерской продукции.
Я на него посмотрел и спрашиваю: И что в протоколе писать будете?
Будем писать, что задержали тебя на берегу реки с незаконно добытым осетром, который занесён в красную книгу.
А с чего взяли вы, что я его добыл? Я вообще случайно на берегу оказался, иду, смотрю из далека вроде осётр на берегу лежит. Подхожу ближе присматриваюсь- точно осётр. Тут и вы подходите. Так что это бесхоз! Давайте составим на него Акт, меня туда включить не забудьте.
Что сочиняешь, вспылил один из них.
Да не сочиняю я, как вы докажете что я с этим осетром вылез из лодки пошёл с ним домой, а вы меня задержали? Понятых то , при задержании ведь не было?
Ты б Саня видел ихные рожи.. А на меня как будто что нашло, как вторую силу почувствовал, только умственную.- ситуацию то надо было спасать! И давай их уговаривать дальше:
Вы знаете, на ваших кепках написано: Единая Росси- Сильная Россия!? Дак скажу вам, что сильно сказано!
Это как? Переспросил один из них.
А вот так, вы сильные, даже милиция с вами, - но голодные! Т е без осетра, без рыбы. А если голодные, естественно слабые! А я вот, наоборот слабый, без милиции, но опять с осетром. Вот знает, что вам скажу?
Ну? Хмыкнул один из них. Вот когда мы обьеденимся вместе и разделим этого без хозного осетра , то станем сытыми и сильным. Вот в этом сейчас политика государства и заключается.
А что, ведь правильно он говорит, проговорил один ЕдиноРос, вслух. Сейчас оформим протокол, ну оштрафуют его. Осетра сдадут в точку торговую. Кто то купит его, сожрёт. А нам что, замаемся по судам, милициям ходить. Давайте точно поделим его и всё! А милиционер что б не подставляться, вообще куда то в сторонку смылся.
Я беру нож и давай его пороть. Разрезаю брюшину, а там мама моя.... Икры черно..., да икра ещё такая зрелая без жира. И те замерли. У меня то был в кармане пакет. Я свою половину раз, и туда. Голову поднимаю, спрашиваю их:
Куда икру то вам положить?
Они тут же пошарили по своим карманам, нет ничего. А тот, который вначале был самый строгий и догадался:
А вот говорит, и снимает с головы бейсболку "Единая Россия", новенькая, сегодня только нам их выдали. Ну я ему и наложил икорки полную. Второй ничтоже сумятясь снимает с головы свою и не моргнув глазом ложит её передо мной, ну я и в неё навалил. И поставил их на досках рядышком.
А этому? Кивнул в темноту я, в сторону ушедшего милиционера. Сейчас, кивнул строгий...
Санька слушал Колькину историю, едва сдерживая на устах смех. Я б так не смог, подумал он. Колька же рассказывал дальше.
Ты знаешь Саня, даже смешно, лежат на досках две бейсболки, полные осетровой икры. А на них бирки- Сильная Россия- Единая Россия. Получается что мы с ними новый сорт икры открыли. Тот что убежал к милиционеру вернулся, пакет протягивает- Мэри-Кэй из под духов. Я понюхал, вроде не пахнет.
Ложи, осетрина всё перебьёт, торопил меня эколог.
Ну я дальше занимаюсь разделкой. Отрезал потроха, дя виду поморщился, что буд то бы воняют.
Воняют? Спросил кто построже.
Ага, ответил я, а сам в сторонку их в темноту. Что б внимание их не заострять. А сам давай визигу вытягивать. Вытянул, в кольцо смотал её. Тот опять спрашивает:
А это что такое?
Я отвечаю ему, а это как и кишки не едят, и раз её к кишками кинул.
Рыбаку голову, гостям хвост. Голову себе беру в наглую, а им на бейсболки хвост ложу. Тушу как говорили напополам. Стаскал я короче тихим сапом своё в люльку, топ мотоцикл и домой. Хорошо хоть так отделался.
Ну а ты Коль, видел б как я с ящиками покорлачился, но спас их от них. Поехали привезём!
А где, на Голчинке поди, хитро улыбнулся Колька.
Конечно, а где ж ещё!
Аватар пользователя
babanin59
 
Сообщений: 7
Зарегистрирован: 09 окт 2009, 22:28
Откуда: п. Березово
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 3 раз.

Вернуться в Публицистика

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: Bing [Bot] и гости: 1

яндекс.ћетрика