Экспедиция по нашей жизни

Рассказы и истории связанные с рыбалкой

Экспедиция по нашей жизни

Сообщение babanin59 » 18 апр 2010, 11:20

Экспедиция по нашей жизни.






Перестройка, демократия целые события перевернувшие с головы на ноги наше мировоззрение, жизнь, быт. Новые географии открыли мы, стали не только по стране, а и по миру ездить. Да и что тут говорить, в принципе это нормально, по крайней мере это норма для всех землян, а не каких то там жителей пятачка земного, изолированного от всей земли колючей проволокой. Как кроты земные безвылазно в норах живущие.
Открытый демократией железный занавес, выпустил нас на волю земную, и поехали мы гурьбою по морям, да странам заморским. В вечном городе Риме, мы изумлялись вечностью жизни нашей- становимся от этих эмоцией мудрее, в Китае или Корее с радостью наслаждаемся заморской кухней, с радостью поедая жареных червяков, лягушек, иль другие морские деликатесы. В Египте утопаем в солнце, купаемся в его прозрачном море, философствуем вместе с мудрыми и таинственными пирамидами.
Эх, вздыхая думаю я. Вот бы и у нас так хорошо было, как там…., хотя понятие хорошо расплывчатое и не содержит никаких конкретных форм и понятий. Сам я, заграницей нигде не был, не от безденежья конечно, а случай один помог, а было примерно так:
ХантыМансийск. Кинофестиваль. Мраморное фойе дворца. На мраморе которого пузатый голландец и поджарый мускулистый новый русский с самодовольным, уверенным в себе лицом.
Заглядывая пузатому голландцу в глаза «новориш» ХантыМансийского замеса расхваливал, показывая при этом свою значимость- Европу. Расхваливал и Восток. Голландец же внимательно слушал его, послушно в ответ кивая ему головой, а затем сказал:,
Да, да, да… у нас хорошо, на Востоке хорошо…, А у вас ещё лючше!
Как…? Несогласно встрепенулся »новориш».
Голландец спокойно продолжал:
Вы ведь смогли сохранить девственную природу, а мы нет!
Да какой сохранили, что тут сохранять, сморщился русский, летом комары, осенью грязь, зимой морозы….
Да не…, возразил голландец «новоришу». Вы вот сможете жить возле Оби, за счёт её природных ресурсов- рыба, мясо, дикоросы, а мы нет! А рыба то какая у вас есть, особенно на севере, восхищённо выдохнул иностранец- Арктический голец например. Кушал такую? Хитро с прищуром спросил «новориша» голландец. Русский явно от такого вопроса попал в просак. И чуть покрутив головой из стороны в сторону выигрывая ля раздумья время- наконец выкрутился, при этом озадачив голландца всем известной шуткой:
А ты знаешь товарищ голландец какая на свете самая лучшая рыба?
Голландец от такого вопроса слегка сбился с философского курса, задумался, что то рассуждая про себя зашевелил губами, видно перебирая в уме элитные породы рыб, а русский не давая ему опомниться, с нагловатой улыбкой на устах, выпалил- Колбаса!
Да ведь колбаса это не рыба!, в досаде возразил ему доверчивый голландец. Русский же, как ещё в том Брежневском анекдоте, добивал иностранца:
А какая тогда есть самая лучшая колбаса, сверху вниз глядел русский на обескураженного инстранца.
Кольбаса…?
Да, Кольбаса..! Ничто же сумятясь, передразнил его русский.
Гость кинофестиваля «Дух огня», уставил свой взор в какую то видимую только ему на
стене картинку и добросовестно думая, опять зашевелил своими губами, в этот раз перебирая уже в уме не породы известных ему рыб, а сорта известных в Европе деликатесных колбасных изделий.
Всё равно не ответишь, ухмыляясь, сказал ему »новориш». Я отвечу. Ткнул он при этом гордо себя в грудь:
Дак вот товарищ иностранец, самая лучшая колбаса в мире- это чулок с деньгами! Голландец встрепенулся, сердито крикнул:
Да не колбаса это, не колбаса!....., и наконец поняв что его хорошо разыграли, сжал свою руку в кулак легко при этом ткнув своего оппонента в грудь, засмеялся
Хорошая шутка, смеясь сказал он, домой приеду то же кому ни будь покажу. Русский достойно принял дружеский тычок кулаком в грудь, довольный собой победно оглядывал всё, что попадалось на пути его взору.
Я, ставший невольным слушателем двух разных по природе, духу взглядов людей с интересом слушал такой вот сопернический диалог, естественно заставляющий думать о том же. Голландец быстро привёл свои мысли в порядок и вновь стал восторгаться красотами России великой. Её Верещагиными, Чайковскими, Жуковыми, Суворовыми.
А что Турция и Египет! Парировал он новому русскому, ведь там нет ничего своего, ни пальм, ни роз, там от природы один камень и песок. А все пальмы, розы, цветники привезёны и посажены исскуственно, и язвительно посмотрев на «новориша» добавил- для вас!.А вот в ваших Сочах субтропики и весь калейдоскоп вечно зелёных цветений, зелёных круглый год- естественен.
Вон…! Кивнул Голландец на растущий неподалеку от дворца кедрач. Любой Турок, Любой Араб, позавидует вам за эти вено зелёные кроны.
Меня, невольного слушателя этих споров и противоречий, их диалог, то же навёл на размышления. Парадокс! Но факт. В то время когда весь мир завидует России- её сырьевым ресурсам, её громадной территории, её сохранившейся природе. Девственной флоре и фауне. Когда восторгаются её национальной культурой, открытиями учёных, таблица Менделеева ведь была составлена не в Америке, а опять в России, Можайский изобретал, не Египте, а в России опять. А Лев Толстой и Михаил Шолохов….., да и не перечислишь всех звёзд, которые уродила Россия матушка и которых знает вся планета. Знают и то, что что мы и постоять за себя сможем так же, как делали это всегда, в этом планета убедилась не понаслышке, а воочию. Но почему мы не задумываемся над этим и не несём эту идею в себе вызывающе и открыто, как православные на крестных ходах несут хоругви и иконы и лики святых! Почему голландец этот знает и Дальний Восток и реку Амур держал в руках и вкушал даже рыбу Калуга. Знает север знает и Верещагино что в Пермской области, родину великого баталиста. Бывал и в Вёшенской где творил Шолохов. А мы же, в большинстве своём, плюнув на эти великие ценности не побывав и не поездив по далям Российским, ринулись за бугор- за дешёвым Тайландским золотом, как сорока летит за блестяшками, за Эмиратским дешёвым ширпотребом. Фотографируясь у Египетских пирамид, иль сидя на Испанской корриде, мы стесняемся, что мы Русские. Я б не поехал в страну и не пошёл бы в гости туда, где меня не ждут и не уважают, иль боятся. Читаю давече в Интернете на майл ру:
В Европе растёт спрос на туры без Русских. Вы думаете они нас не уважают? Наверное нет. В отличии от нас , страны, которая стесняется своих великих побед иже и имя, а победы то какие красивые:
Чудское озеро! Очаков, Измаил, Победой в Крыму русской эскадры над Османской империей… да много много маршей и побед оружия нашего доблестного. Европейцы помнят как Напалеон с оборванной пораженной своей армией понуро ш ёл восвояси из непобежденной России. Помнят майны Ладожского озера подёрнутые ледяным салом тонущих непобедимых рыцарей…помнят! И самое главное отличие их от нас, они свой позор получивший от нас помнят! Помнят как хотели поставить на колени нас, а встали сами. Помнят как русский сапог победитель гулял по Европе, в их гаштетах, иль ресторанчиках, городах и сёлах. Как подвыпивший русский солдат, тискал без спросу элегантных Европейских женщин- помнят! Если в России 9 мая День Победы, то в Германии же этот день-День позора. Молчат они в ответ, как молчат опущенные зэки в зонах, да и только. Сказать в ответ, нечего. Вот и не любят они нас не зато что мы русские, а за историю свою нерадостную. стараются нас обходить стороной, а то не дай бог, ещё получишь. Получили же уже.
Русь, дореволюционная вольнодумная была, задиристая, горячеголовая, поэтическая- кудрявые поэты, погибающие на дуэлях, русская рулетка, купеческие загулы- большие и малые, а вы немчура, да голландцы всякие в юбках- не походите близко, затопчем! Разве заставишь сегодняшнюю интелегенцию выйти на площадь, как вышли когда то декабристы, иль найдётся какой президент пригрозит который всему миру с трибуны ООН, постукивая при этом снятым с ноги башмаком по трибуне? Куда подевались все эти горячие головы составляющих когда то костяк России, заставляющие содрогаться от страха весь мир, напевая при этом:
Наверхи товарищи все по местам….
Не стали ли мы Иванами, непомнящими своего родства? Иль бунтари Стенька Разин, иль Иван Пугачев?
Несомненно, послереволюционная, послевоенная Сталинская «чистка», через суды троек, а и без, через могильники, ГУЛАГи, выхлестнули как раз эту вольно думную, лихую Русь, оставив нам покорных, раболепных личностей.
И всё? Спросите вы меня.
Нет! Отвечу я. На помощь нам придут гены!, до которых Сталину, Ежову, Ягоде Берии добраться так и не удалось. Вот только скорей бы…! Слушая Голландца я по прежнему недоумевал- всё таки почему у нас житель Владивостока знает о Екатеринбурге или о Старом Осколе, лишь только понаслышке. Почему мы все ринулись глядеть на Египетские пирамиды, а про то что у нас есть во Владимире храм Покрова на Нерли 11 Век, мы в большинстве своём и не знаем, а Арабы скажу вам к нам ехать и не собираются, презрение они нам оказывают, и я вот то же его им окажу его, не поеду к ним, поеду вот лучше в скором времени, архипелаг Новая Земля изучу. Россия ведь то же! Всё больше и больше становимся мы Иванами, нет помнящими своего родства, а как всем известно народ без прошлого- народ без будущего. В такт спора Голландца и новориша, в душе моей всё больше и больше играли противоречия, ещё бы немного и невольно б вклинился в их разговор, как неожиданно за своей спиной услышал полный оптимизма, жизненной энергией голос моего приятеля Мишки Ежова.
Привет дружище привет! Жал радостно Мишка мою ладошку.
Я честно говоря рад всегда был рад, встречам с Михаилом, так как после каждой, настроение моё улучшалось, часть своего оптимизма и радость жизни он безвозмездно всегда отдавал мне.
Теперь представлю его я и вам:
Михаил Ежов- житель города Нягани.В этому году ему исполнилось всего тридцать лет Как модно сегодня говорить он сегодня преуспевающий бизнесмен. Тридцатилетний папа двух самых прекрасных на свете девочек близняшек. Михаил активно участвует в общественной жизни страны, её института власти, несмотря на свой молодой возраст, он руководитель регионального отделения политической партии «Справедливая Россия». Ездит на автомобиле БМВ х-5.
Самую дешёвую купил! Пожаловался как то он мне.
Это же почему? Не вытерпев переспросил я.
А потому что все хорошие машины начинаются от четырёх миллионов рублей. Вот я и езжу на такой за четыре миллиона, на дороже пока не хватает денег.
А у тебя как Лёня…? Теребил он меня за локоть.
Я ещё находясь под впечатлением невесёлых размышлений, после Голландца и новориша, поморщившись ответил:
Да как,.. через пока…
Да ты что.. не дал он опять договорить мне, …товарищ писатель, такие события происходят в стране, в мире, в регионе нашем, а ты дак, через раз…!? Иронично передразнил он меня.
Не закисай Лёня! Нараспев громко, глядя мне в глаза произнёс он. А лучше давай организуем с тобой политическую экспедицию по глубинкам округа, узнаем как живёт коренной народ, доходят ли до него социальные программы, экономические. Не зря ли старается для нас губернатор, иль президент, возьмём выше!
Теперь я, ехидно улыбнулся своему другану Мишке, ведь что ни говори, мне пятьдесят лет, а ему тридцать. В тридцать и мне всё интересно было, а сегодня к таким акциям «Экспедиция по глубинкам» Я всегда относился с иронией, так как убеждён был, что вокруг них только она пыль, а толку нет. В остальном же всё, как в том Брежневском анекдоте:
Кто ходил раньше в норковой шубке, тот и дальше будет ходить. А кто сосал лапу, тот и дальше её сосать будет, хоть завяжи ему на верёвочку его рот, всё равно сосать будет! Простите меня за такие слова- господа Топтыгины- не специально я!
Это тебе Лёня! вталкивал Мишка в мою руку фужер с каким дорогим французским коньяком. И не желая слушать, хочу я его пить или не хочу, произнёс:
За нашу политическую экспедицию, по глубинкам севера! Проблемы северян, мы должны знать! И осушил свой фужер, до дна.
Я покрутив свой, прикинув, грамм двести есть, точно, вороча от него подальше нос, выпил, выпил к и он, до дна.
Во, возьми, подвинул ко мне он блюдце с лимонными дольками.
Нда, ..цивилизация, глядя и вкушая всё это пришедшее к нам откуда то с запада- коньяк, лимон, фужер, коньяк…. Раньше прощё было всё. Водка, коньячный напиток- Плисочка..! Ласково говорили мы или Слынчев Бряг. Или грубее- Дагестанский три бочки. А так водка, под огурчик или хохляцкий наркотик- кусок сала, на худой конец банку икры кабачковой, иль фрикаделек банку. У фляги с бражкой, посидеть по филосовствовать то же зазорно не считалось.
Ну что едем, спросил он меня, дождавшись когда я перестану морщится, после выпитого напитка.
Ну едем наверное, сказал я, сломленный натиском молодой энергией друга. Правда ещё не зная зачем мне всё это надо.
Отлично! Почти выкрикнул Мишка в слух. После чего кинул барменше две тыщёвых бумажки и опять за локоть, поволок меня куда то за стеклянную верь вестибюля:
На твоём параходе поедем? Пытливо глянув в глаза спросил он.
Зная что проблема экспедиции заключается в транспорте, я , владелец своего парахода с темя каютами, капитанской рубкой, камбуза, туалета и палубой, я широко расправил свои плечи, и приятно ощущая, разбегавшиеся по моим жилам коньячные градусы ответил:
А на чьём же!
Всё, заметано, подпрыгнул на месте Мишка, тогда идём обмывать наше мероприятие в « Старый город»! «Старый город» в Ханты Мансийске- один из самых дорогих и престижных ресторанов города.
С места в карьер BMV рванув колёса трёхсот пятидесяти сильным двигателем, едва не собрав ХантыМансийский асфальт в гармошку, Мишка как истребитель в пике помчался по городу. Пара незамысловатых поворота, город из окна авто, как новостройка из СССРовского киножурнала, промелькнула мимо нас, этак между прочим. От торможения BMV низко прижавшись к земле, как породистый конь, замерла у бордюра дороги. Неподалеку от которой стоял ресторан «Старый двор».
Пошли! Кивнул мне головой Мишка и быстро выскочил из авто. Вышел из авто и я.
Ну Леонид, перед входной дверью широко улыбнулся Миша, «Старый двор» тебя ждёт!
Мне ж как тому пленнику, из Лермонтовской поэмы, ничего не оставалось делать, как смириться с Мишкиной доброжелательностью, перешагнуть порог и войти в вестибюль заведения.
Писателя отужинать вам привёл! Тем временем представлял служебной общественности заведения меня Мишка.
Ничего, скажу вам, ресторан этот. Дубовые столы, водопадик, ненавязчивые официанты, а главная изюминка ресторана- музыка! Руководит которой Югорский поэт, композитор, обладатель сильнейшего и приятного баритона голосовых связок- Вячеслав Чарский. Ну а дальше ресторан был рестораном. Играла лёгкая музыка, бесшумно по залу сновали официанты, Мишка же не спрашивая мои кухонные приоритеты, дал заказ официанту. Мне ж, сидя на своём стуле, оставалось лишь искоса поглядывать, на посетителей этого ресторана. Занято столов было немного. Кроме нашего ещё столов пять, Чинно за которыми, в основном восседали ХантыМансийские девушки, в основном компаниями человек по шесть семь. Гордые, независимые, с уверенным взглядом, знающим что надо сегодня от этой суетной жизни. Гордо выгнув дугой спину, мимо нас с блюдом красиво оформленным, на котором возлежал запеченный, золотистого цвета полосатый кабанчик. Официант прошествовал к столу, за которым как показалось мне сидели самые красивые девушки не только этого ресторана, но и всего города.
Не на этих смотри, шепнул мне на ухо Мишка. А на этих вот и чуть ли не рукой перевёл моё лицо, в другой конец зала. Там же, сидели две девушки. Одна с фигурой что поплотней, другая, как будто бы только сошла с пьедестала конкурса красоты. Столик их, бедным то же не назовёшь. Громадная стерлядка, запеченная на углях с шариками клюквы в глазницах , возвеличивала их красивый стол. Фруктовые и овощные тарелочки, подчеркивали самодостаточность, этих симпатичных особ.
Твоя что покрупнее, а моя что поменьше, тут же сделал в отношения поправку Миша.
Угу, понятливо кивнул головой ему я.
Эх…, русский ресторан это нечто! Здесь свои нравы и обычаи. Гуляй каждый, как душа возжелает. Мы то же, благодаря Мишкиным стараниям и бескрайнему предпринимательскому бюджету, выглядели ничуть не хуже тех, кто сидел в этом зале с запеченными на углях кабанами и стерлядками.
Громадная! Повторюсь- громадная фарфоровая тарелка, ужасающие громадные размеры которой, я видел впервые, усилиями официанта легко легла на наш стол.
Мама моя…, поразился я. Нарезка строганины из всех сиговых и осетровых пород рыб, легла на наш предэкспедиционный стол. Аппетитно, закрученная как стружка, из под деревянного рубанка- строганина из осетра, стерляди, нельмы, муксуна. Утерпеть не смог я, рука сама прихватила оранжевы кусочек стерляди, судя по свести, только пойманной в Иртыше….
Стоп! Прозвучал всевидящий глас Михаила Ежова. А выпить?
Скажу вам честно, заигравший было коньяк в моих жилах, изрядно взбудораживший моё сознание- отступил. Казалось, что от него не было и следа.
Водка…! Многозначительно произнёс Мишка. Строганину на севере едят с водкой- победно подняв свой указательный палец вверх.
Мне, коренному жителю ХМАО- Югра, родившемуся здесь, и выросшему на строганине, или её называли раньше патанкой, Оставалось лишь только снисходительно улыбнуться, приняв Мишкины доводы, за истину. Хотя благодаря ему, вспомнил один случай из бурной северной жизни.
В мороз, сильный мороз под пятьдесят градусов с ветром, приехал я как то в Ванзеват к другу своему ханты, Вовке Русмиленко. Не чувствуя своего окоченевшего тела, как ледяная глыба, ввалился я в его дом. Как и принято на севере, меня раздели, не приставая с расспросами , одежду положили на печь, на стол же без слов, Вовка водрузил литровку. Из кладовки же приволок, большую рыбину местных пород- Нельму. Громадную, килограмм в тридцать весом, пойманную вот вот, алая кровь на которой ещё не успела потускнеть, на алом боку рыбы.
Патанку будешь, кивнув на Нельму, по Хантыйски спросил меня Вовка. Патанка, как я и объяснял выше, это та же самая строганина.
А как ты её строгать будешь, удивлённо переспросил я, она ведь мёрзлая как камень?
Да очень просто, ответил упрямый по жизни Вовка. Через минуту из той же кладовки принёс деревянный рубанок, ещё дедовских времён, и наложнутив его на рыбину, что было силы, строгнул раз пяток. Пяток тонких Нельмяжьих пластин, скрученных у хвоста рыбы, ждали своей минуты. Переложив их, на свой хлебосольный стол, буркнув что то, типа того:
«Пока хватит», надо будет- ещё подстрагаем, и вынес Нельму, вместе с рубанком обратно в мороз. Пилась тогда водка, патанка макалась в соль, вспоминали детство, бабушек и дедушек, обсуждали жизнь сегодняшнюю, стараясь найти в ней зёрна справедливости и правды.
Здесь же и сегодня в ХантыМансиске в ресторане «Старый двор», всё шло по своим, ресторанным законам. Пили с Мишкой водку, запивали брусничным морсом, охапками поглощали изрядно подтаявшую строганину. И вот заиграла музыка, под медленный танец с душещипательными словами:
И мимо гуси, лебеди… любовь свою несли… и Мишка пригнувшись шепнул мне на ухо:
Ты холостой Лёха, иди, приглашай свою!
Нда.., подумал про себя я. Своя она мне, пока только теоретически, но послушав друга, всё таки встал из за своего стола и пошёл приглашать даму, на медленный танец. Вольяжно, в развалочку.., приближался я к ней, к этой яркой как красный бархат ресторанной паре. И безукоризненно выполняя установку друга, протянул руку той, что поплотней и произнёс:
Пора танцевать, девушка! Девушка же эта, приняв защитною угрожающую позу, сурово произнесла:
Мы поужинать сюда пришли, других пригласите! Как гром прозвучал приговор, из её прекрасных уст.
Жаль, сделав скорбный вид, произнёс я. Ну что тут говорить, пожалейте и вы меня, ни разу не испытывал давненько такого я. Отказ её, казалось мне, видели не только все, в зале сидящие, но и весь наш ироничный Ханты Мансийский округ.
Ладно, наверняка не только со мной, и с вами такое и не раз бывало. Стараясь никому не глядеть в глаза, желая побыстрей растворится в мишуре своего стола, я всё таки добрался до своего стола.
Молодец! Явно ликуя подбадривал меня Михаил и продолжал пояснять:
Зерно раздора в их ряды посеяли! Увидим что дальше будет.
А что будет? Удивлённо переспросил я.
Как что, с нами они будут!
Да ну…, не может быть, не верил я Мишке после своей неудачи я вслух.
Увидишь, мягко сказал Мишка, наполняя рюмки ресторанной водкой. И вновь грянула музыка. Как волна цунами она смела всех со своих мест, и бросила в центр зала закручивая и увлекая их, в коллективный танец. Озорно пел Чарский песню Новикова припевая при этом припев:
Ах бутылочка вина…,не болит голова, а болит у того….. Затем ещё один быстрый танец, и ещё один… и вот, опять медленный:
Там где клён шумит…, над речной волной…
Та, маленькая, что сидела с несостоявшейся моей, встала со своего места и явно прилагая усилия что б идти прямо как по линеечке, направилась прямо к лидеру Няганьского отделения политической партии «Справедливая Россия»- Михаилу Ежову. В этот раз всё случилось, и случилось всё, лишь только наоборот.
Ежов же, сделав испуганное лицо, на её приглашение ответил:
Я не умею танцевать, простите!
Я научу! Сердито притопнув ногой, потянула его за руку в зал, девчонка.
Нда…, курьёз…, подумал я. И зал как назло весь опять на нас смотрит…, тревожно опять подумал про себя я. Надо выручать друга. Я встал со своего места, подошёл к ней и спросил:
Как вас зовут девушка?
Лариса! Мягко ответила она мне, опустив Мишкину руку.
Давайте может обьеденимся столами, а то нам вдвоём что то скучно, а Миша и вправду танцевать не умеет, подоврал своему другу я, победно кинув взгляд в его сторону я. Лариса приосанившись озорно посмотрев на меня сказала:
Хорошо, только вы к нам.
Есть! Ответил я по армейски и кивнул головой Мишке- пойдём! Да…, дальше ему объяснять дальше что делать, да почему, было не надо. Приманив своего официанта, Мишка дал ему кой какие распоряжения и вот, десять шагов представившись им, мы с друганом восседали в обществе, удивительно симпатичных дам . Та девушка, что поплотней, представилась Яной. На что я сказал ей:
Красивее девушек, на свете этом, видеть мне никогда не приходилось. Ну а дальше, как вы и догадались было всё как бывало и у вас. Пили уже не водку, а шампанское. Танцевали быстрые танцы, танцевали и медленные. Танцевал я, танцевал и не танцующий Миша. И как вы сами понимаете, итог вечера радостным быть и не мог. Прекрасные девчонки, куда то делись, я же проснулся на постели номера гостинцы ЛУКойл Западная Сибирь. Всё хорошо, мелькнула первая у меня мысль, жаль что раздеться видно не успел, так и уснул. Зазвонил сотик.
Аллё! Зажурчал на том конце оптимистичный голос Мишки. Как спалось Лёха, весело спросил он меня.
Не помню, честно признался ему я.
Мы с девчонками сначала на такси увезли тебя, а потом их, а я в машине потом в своей спал, но я говорю не про это, а про то что пятнадцатого мы должны пойти в оговоренную экспедицию. Ты готов?
Ну да..! Ответил ему я.
Отлично! Ликуя Миша выплеснул из себя возглас и так же неожиданно отключился.
Ну вот, подумал опять я, и снова в авантюру влип- экспедиции какие то…, ладно потерплю на палубе своего парохода, не впервой ведь надоедливых пассажиров возить. День отъезда наступил быстро. Мой пароход под пробки заправленный соляркой, забитая продуктами питания гарманджа ,белые, покрытые пледами спальные места, ждали своих пассажиров. А вот и они. Из белоснежного скоростного Обского лайнера теплохода на подводных крыльях Метеор, в туристической экипировке появился Мишка в проёме, в этот раз со средоточеным лицом, при этом аккуратно поддерживая под ручку, симпатичную девушку.
Познакомься Леонид-это Ирина Руденко, Нижний Тагил. Член нашей экспедиции, от предпринимателей среднего Урала.
Леонид, протянул представившись ей свою руку и я. Лёгкая экскурсия по посёлку Берёзово- памятник светлейшему Александру Меньшикову, храм пресвятой Богородицы- 220 лет. Дома купцов, сегодня они исторические памятники. С высокого яра, посмотрели панораму реки Северная Сосьва с того самого места, где так же как и мы поглядывали на эти дали, сосланные сюда люди, красной нитью вписавшиеся в историю государства Российского. Вышеупомянутый князь Александр Меньшиков, граф Остерман,, князь Долгорукий…., да и не стоит продолжать дальше этот список, так как прибыли они сюда не по собственной воле, в миг превратившись из светлейших- в темнейших каторжан. Приедте и вы сюда, встаньте неподалеку от храма и гляньте на Северную Сосьву, и представьте, что прохожие мимо вас снующие, не кто там.., а князь светлейший- Меньшиков и Долгорукий, Остерман иль Троцкий…. И почувствуете по мурашкам, бегущим по спине, глубокий пласт истории Берёзовской, равной без малого 450 лет.
Нда.. проговорил Михаил, очнувшись от налетевших на него думок., от такой исторической вечности, впечатляет.., и не спеша пошагал в машину. Даже забыв, от нахлынувших на него эмоций, сделать пару памятных об этих местах снимков, на этом лобном северном месте.
А что, подумал и я, и мне то же предоставляется возможность глянуть на свой район не обыденным взглядом, а как бы со стороны, машина тем временем доставила нас к берегу- во владение Бондаренко Михаила Иваныча отставного военного, теперь начальника местной нефтебазы, под охраной которого и стоял мой знаменитый на всю Обь пароход. Саша Михайлов, дипломированный капитан, нанятый мною на один рейс, широко улыбаясь приветствовал прибывших на борт парохода из далека гостей.
Ирина Руденко, заняла самую большую каюту, с широкой двух спальной кроватью. По секрету скажу вам, что каюта так то, в обыденной жизни моя. Мы же с Мишкой заняли ту что поменьше с кроватями панцирной сетки в два яруса.
А где туалет и умываться, поинтересовалась представительница предпринимателей среднего Урала. Стартёр тем временем провернул коленчатый вал судового двигателя, отдавая по переборкам судна приятным гулом. Ну вот и всё, радостный момент отплытия. Пойдёмте на палубу, пригласил я всех на верх.
Прекрасная пора! Воскликнул Мишка взглядом окидывая на удаляющуюся панораму Берёзово, за кормой парохода. Прямо по курсу река Вагулка, пояснял я. Затем пароход свернул в узенькую проточку- Толмачёва, зовут её местные. И вновь Вагулка. Фотоаппараты гостей без прерывно играли бликами от фотовспышек вбирая в себя картины и виды Крайнего Севера. Вот ещё одна проточка- Снегирёвка. После которой ещё с километров с пять и высоки бугор уходящий своей окраиной в тайгу.
Ингисоим, пояснил я.
А значит это что? Нетерпеливо переспросила Ирина.
Значит то, что деревня была, кстати я её помню. Сталинскими спец переселенцами была построена, или ссыльными, как хотите, деревня кстати, большая была, с улицами. Люди и лес заготавливали, рыбу ловили, мастерские были, сани лошадиные делали, да другую обиходную утварь. Что говорить, работящим людям всегда дело было.
Ну а куда потом деревня делась, поинтересовалась Ира.
Ну как куда, улыбнулся я, разъехались люди, после известного СССРовского потепления. Пароход пыхтел плывя по реке вниз по течению. Прямо по курсу показалась какие то вросшие в землю домики.
А это что дачи, всматриваясь в них спросила Ира.
Да нет, усмехнувшись, опять ответил я. Это деревня народов Ханты, называется Пугоры.
Приставай! Кивнул капитану головой в рубку я. Кривые, вросшие в землю домики составляли название этой деревни Пугоры.
И это так живут хозяева земли Югорской? Невольно вырвалось из уст, виновника этой экспедиции.
Чем занимаетесь? спросил Миша одного из любопытствующих деревни вышедший навстречу пришвартовавшемуся пароходу.
Да так, ничем! Уверенно ответил тот.
А работаете где?
Нигде, опять уверенно ответил тот. Рыбу ловим.
А ещё работа какая есть?
Нет, замотал головой тот. Не видел.
А денег то хватает на жизнь, закидывал его вопросами Михаил.
Не.., не хватает, замотал опять головой тот.
А кто ты по национальности?
Ханты! Гордо ответил Пугорянин.
Нда.. что то забормотал опять про себя Мишка. Пароход выплыл на широченную реку Обь, миновал деревушку в которой ещё до сих пор проживают спецпереселенцы Сталинских времён- Устрём. Пароход через протоку Нюрик, вошёл в реку Горная Обь и деревню Ванзеват. После которой побывали в самом южном селе Ямало ненецкого округа д Казым Мыс. Картина везде одна. Чёрные обветренные домики вросшие в землю, унылые лица сельчан, отношение государства к которым единое- выброшенные на произвол судьбы люди. Выживайте как сможете. По крайней мере, другого мнения об этих местах у меня не сложилось. К дополнению к увиденному, впечатлили нас и рассказы, о бытие и отношении к ним государства Российского, жители глубинки Югорской, вот например одно из многих:
Муж и жена Шиловы. Манси. Нетрудоспособны, по причине по причине заболевания туберкулёзом. В обычаях народа севера, перемещаться по своему краю, бывать у родни, узнавать гостить, обмениваться новостями по родне, хранить культуру. Вот и в этот раз из Берёзово решили по проведывать они деревню Пашторы, родственников своих ближних. Тревожно почему то за них на душе стало- старые ведь они уже стали. Сборы недолгие- бензин, лодка, мотор. За день по реке на Ветерке и доплыли. Тихая, спокойная, непьющая алкоголь, работящая деревня. Радужная встреча, чай, рассказы, воспоминания. Беседы о прошлом, сегодняшнем, о завтрашнем будущем.
Рыбы в реке мало стало, уж сильно её много русские из реки ловят. Пожаловался дядька. Мы то старые стали, совсем поймать её не можем, руки совсем слабые стали, говорил родовитый манси, возьмите в кладовой сети, киньте в Оби их, как раз муксун хорошо ловится, уж сильно малосола охота. Шиловы взяли сеть, положили в лодку, оттолкнулись от берега, на моторе повиляв по крутым поворотам протоки, выехали на Обь. Ещё чуть и сеть выметнули поперёк Оби матушки. Довольные старики будут. Муксун ведь не только вкусная рыба, но и целебная. Улыбаясь, смотрели друг на друга супруги Шиловы. Всё таки здорово быть манси, жить на родной земле, воду пить из реки на которой родился, ловить рыбу. Ездить по родне, в гости. Слушать истории стариков, легенды, соревноваться в мастерстве поделок… Детей рожать наконец. Раздумья, радость и ликование души, прервал звук приближающего мотора.
Лодка едет! По мансийски сказала жена. Проезжавшая под тем берегом лодка, резко изменила курс, резко повернула к ним не сбавляя скорости пошла на сближение.
Что они делают! Лишь только успел выкрикнуть Василий. Со всего хода лодка ударила тараном в борт хрупкой Мансийской лодке. Чудом рыбаки от удара не выпали в реку. Из образовавшихся трещин, в лодку потекла вода. Отдавая перегаром, опричник государев представился:
Водная милиция! Ваши документы. Кроме раскосых Мансийских глаз, которых не спутаешь ни с какими, ни на лодку, ни на рыбалку документов у Шиловых не было.
Вытаскивайте сети! Приказал суровым голосом милиционер.
Ну что, если белый человек просит, значит надо выполнять, подумали про себя, послушные Манси и принялись выбирать из воды сеть. Пять крупных серебристых муксунов, легли вместе с сетью на дно лодки.
Быстро смеркалось, из пробитой от удара бреши, струилась вода, черпать которую приходилось без перерыва. Фактически находясь в состоянии алкогольного опьянения, ва милиционера, и правда трезвый инспектор рыбоохраны, выписывали уже не на Манси, а на браконьеров протокола.
За что вы нас наказываете? Спросила их Шилова. Ведь нам можно добывать рыбу сетью, семьдесят пять метров круглый год. Отрыгнув в очередной раз перегаром милиционер ответил:
Во время ступенчатого запрета- нет!
А мы то откуда знаем про ваш запрет?
Откуда, буркнул инспектор рыбоохраны, газеты читать надо! Уже в темноте, горе манси расписались возле указанных граф:
А прочитать? Попросил их Василий. Не видно ведь, в темноте.
А что б прочитать, надо своё освещение возить, захохотал пьянущий человек с кокардой во лбу.
Отобрали сети, отобрали рыбу. В темноте отливая без прерыву сочившую от пробитой милицией лодки воду, без того хлипкой Мансийской лодки, кой как добрались до своей деревни. Молча сидели в доме., чай пили. И за что так русские нас не любят, думали они: Сюда не езди, тут не лови. И река вроде наша, а вроде и не наша…? Ладно, в конце вздохнули они, пусть мы виноваты будем, за то что мы тут родились, за то что реки и озёра названы Мансийскими именами, ладно, виноваты будем, за то, что лучшая еда для нас рыба и мясо. Казалось вроде всё позади. И обиды, и переживания, не злобный народ Ханты и Манси. Но было совсем не так. Пришла бумага, оказывается, возбуждено уголовное дело. Ещё через месяц повестка в суд, ехать надо аж в город Белоярский. Самолёт лишь только летает туда. Денег у супругов хватало лишь только на хлеб, остальные деньги уходили в основном на лечение и естественно явиться на суд в г Белоярский они не смогли.
Ещё через месяц к потомкам древних манси, подъехал чёрный воронок. Молчаливый милиционер, показал санкцию на арест. Недолгие сборы и вот- здравствуй тюрьма, тюрьмуха! Нары, оправки, шмоны. Жаргон тюремный «решка» «кабура» «весло» «обезьянка». Допросы тошнёхонько…!?
Эх.., плакала по ночам в камере Шилова, и за что я манси родилась, если за пять каких то муксунов меня в тюрьму посадили.
В эту же зиму в районе Мыса Каменного в Обской губе, в результате бездействия и неприятия никаких мер, заморили подо льдом из за нехватки кислорода шестнадцать тысяч тонн рыб, ценных пород: Муксун, Нельма, Чир, Сырок, Ряпушка, Осётр. В основной массе, задохнувшейся рыбе была молодь. Я поинтересовался в Салехарде у знакомых моих людей, а понёс ли кто ответственность, за эту предсказуемую кстате фактически экологическую катастрофу, так как частичные заморы в этой бухте уже наблюдались. Никто из чиновников, отвечающих за экологию в этом регионе, ответственность не понёс. Как обычно, зарплату и премиальные чиновники экологи получили вовремя и уехали отдыхать на моря. Оказывается за пять муксунов- тюрьма! За шестнадцать тысяч тонн- отпуск в жаркие страны.
Вот и суд. Оказывается на милицейском жаргоне супруги Шиловы по тайному сговору из корыстных побуждений, по причине национальности Манси, выловили из Оби пять муксунов, чем нанесли ущерб государственности и целостности России. Судья чётко и беспристрастно исполнил волю закона РФ, Двадцать тысяч господам Шиловым штрафу и условный срок. Повезло вам товарищи супруги, скажу вам. Всё таки принадлежность к национальности съиграло большую роль, в выборе судьёй наказании. Подобных случаев относящихся к националам ЮГРЫ много. Когда гонимые лишь только чувством голода, как в ситуации с Шиловыми, выезжают на водоёмы как выезжали тысячи лет их славные предки, и ту же волею закона становятся преступниками. Мы рассказали вам, лишь только в качестве примера один случай.
Пароход возвращался из нашей социальной экспедиции, по Югорской глубинке. Ежов играя желваками на скулах, похмуревший молча смотрел куда вдаль. На фоне светешего старинного острога Берёзово, играя солнечными куполами Церковь Пресвятой Богородицы, приветливо улыбалась, как бы благословляя нас.
Красиво у вас и грустно! На прощание сказала Ира.
Ну что, виновато зашевелил своими губами я, бессвязно бормоча что то своё. Ничего не скажешь, ОСТРОГ тут!
Во! Поднял свой указательный палец Мишка верх. такие вводы и сделаем об этой великой экспедиции- Острог, есть, ОСТРОГ!
Л.Бабанин Писатель, автор романов: «Плата по счетам», Вертолетная рапсодия».
Г.п. Берёзово ХМАО-Югра. Babanin59@mail.ru
Аватар пользователя
babanin59
 
Сообщений: 7
Зарегистрирован: 09 окт 2009, 22:28
Откуда: п. Березово
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 3 раз.

Вернуться в Публицистика

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

яндекс.ћетрика